Про подростков и доверие

Подростки невероятно интересные. Невероятно. Я теперь понимаю, для чего я рожала детей и тянула эту младенческую скукотищу – чтобы в доме завелись подростки.

– Мам, а во сколько ты точно знаешь, какая у тебя сексуальная ориентация?
– Думаю, постепенно узнаешь в течение пубертата. Ну вот когда появляется сексуальное желание, когда тебя к человеку начинает тянуть так, что кружится голова, что хочешь прикасаться, быть рядом, сердце колотится, вот это все. Ведь секс что такое в философском смысле? Стремление соединиться, быть одним.
– Я не представляю, чтобы такое к мальчикам испытывать, они такие идиоты сейчас.
– Ну вот поэтому и создала природа, что рано еще испытывать, время прийдет ты это чувство заметишь, поверь.

* * *

– Мам, а ты знаешь, что такое демисексуал?
– Нет, не знаю.
– Это тот, кого привлекают только отношения эмоциональной близости.
– Вау. Интересно. Это вроде называется “нормальные отношения”.
– Вот и я говорю, при чем тут ориентация.

* * *

– Мам, мне кажется многие подростки сами придумывают себе ориентации. Я тут в чатике с девочками говорила, и они такие все “мне нравятся женщины, я лесбиянка”, “и мне нравятся женщины”, а я им говорю “а мне 12”. Мне кажется, они даже не поняли сарказма.

* * *

– Мам, ты знаешь, в ТикТок столько людей, которые специально заводят себе аккаунты, чтобы травить других.
– Да, это плохая сторона соц. сетей.
– Я не понимаю, зачем?
– Ну, они выплескивают туда яд и ограниченность, потому что им ничего не будет. Это толпа. Даже есть раздел науки, изучающий поведение толпы. Они находят, что ненавидеть, и все бросаются. Ни один из них в лицо бы это не сказал.
– Мне кажется, я их умею отличать уже даже по названию и аватарке.
– А ты можешь блокировать?
– Да, могу, но на меня пока никто не нападал.
– Это очень тяжело, кибер буллинг. Надо знать, как не вовлекаться, лучше всего сразу блокировать.
– Да, потому что я вижу, как другие начинают обижаться, и те еще их и высмеивают, что они обижаются.
– Да, так и делается троллинг и абьюз.
– Мне кажется, многие из них маленькие дети. По словам обычно понятно.
– Мне главное, чтобы ты знала, что делать.

* * *

– Мам, представляешь, там одна девочка делала видео с косметикой, и нарисовала себе веснушки. А ей в комменты пришла другая девочка, и сказала “вот тебе это развлечение, а меня в школе за веснушки травили, и ты оскорбила мои чувства”.
– Ох, малыш, сейчас это прямо проблема. У людей нет границ. Нормально, что у кого-то может быть травма, и говорить об этом нормально, но требовать, чтобы другие ее не задевали – это уже нечувствование, где заканчивается ответственность за свою жизнь и начинается передача ответственности за нее другим. Откуда можно знать, у кого какие травмы? Как можно теоретически уберечься, чтобы никому ни на что не наступить? Нельзя.
– Я просто не хочу никого обижать.
– Ну если ты обидишь случайно, если человек сказал тебе вежливо, ты можешь посочувствовать, а если грубо – то просто прекратить общение.

И так обо всем.
И дальше хочу, чтобы было обо всем.
Она об меня оббивает вопросы, которые бросает в нее мир, ищет себя. Я крашу ей ногти в черный, выбираю кольцо в нос, нахожу шмотки harajuku и навожу артхаусный макияж. И рассказываю и рассказываю, что это время – время искать себя, и внимательно чувствовать, где свое.

Пока она делится со мной, она ищет моей точки зрения.
Если я начну оценивать, фыркать и “глупости какие, а вот в мое время”, она больше не придет.
Чтобы влиять, быть допущенным в наставничество, нужно очень много принятия, доверия и искреннего интереса.

Какое-то время назад у Тессы была тяжелая история. Один знакомый мальчик переживал тяжелый развод родителей и занимался самоповреждением. Присылал ей фото, как другу, просил, чтобы она никому не рассказывала. Она жутко стрессовала и чудом, давясь и сомневаясь, поделилась со мной. Очень боялась сказать. Очень боялась, что я буду делать. Я успокоила ее, сказала, что она правильно все сделала, что она это сделала, чтобы помочь ее другу, и что он никогда не узнает, что она сказала, но получит помощь.
Дальше я это решила, не вдаваясь в подробности, с привлечением психологов и школы, очень деликатно.

И сегодня она пришла, “мам, помнишь ту историю?”.

– Да, помню;
– Мы с подругами в чате обсуждали самоповреждения, многие дети в соц. сетях это выкладывают, и я рассказала, что вмешала тебя.
– А, ну хорошо.
– Так вот мне из того чата в личку написала одна девочка, я ее совсем не знаю, только ник, там большой чат, мы совсем мало общались. И прислала скрины, что ее подруга режет руки и говорит, что покончит с собой, и она напугана, и не знает, что ей делать.

Она спросила: “Ты не могла бы вмешать твою маму?
Ты можешь вмешаться, мам?”

Ольга Нечаева

0

Автор публикации

не в сети 14 часов

Cucumari

0
Комментарии: 15Публикации: 2261Регистрация: 07-10-2019

Добавить комментарий