Мартовская метель и человеческие страсти

… Марток выдался такой, что врагу не пожелаешь. Метели, 20 градусов мороз, оттепели, потом снова припадки холода. Виктор, хмурясь, смотрел на крутящийся с утра снег в саду.

“Земля промерзла в глубь ледяным тортом Наполеон. Слой льда, слой снега, слой льда, слой снега… Вчера даже закопать труп толком не сумели. Пришлось договариваться с Крематорием левым способом, а это всегда лишние уши и рот”.

Мысли текли спокойно и безразлично. Убиенного было не жалко.

“Сколько их, этих убиенных, за 30 лет строительства “Витиного царства”, как выражалась эта, нуу, кудрявая такая, все время леггинсы красные одевала… Вот чёрт, даже имени не помню. А этих – сколько было!”

Виктор продолжал смотреть в окно своего дома.

На ёлке у входа, нахохлившись, сидел снегирь. Поодаль от него, на верхней ветке яблони голодно рыдала ворона.

“Блиин, как же птицы сейчас едят? Ничего же не отковыряешь. Всё засыпано на хер. Помрут же на таком морозе.”

И вдруг, в этом холёном, задеревеневшем существе проснулся мальчик Витя.

Он полез в подвальный склад инструментов, отвергнув помощь садовника, попытался выпилить ящик для кормушки.

Ничего не вышло, кроме синяка на большом пальце.
Тогда он просто секатором вырезал в баклажке от воды нужное отверстие и, почему-то торопясь, бросился на двор вывешивать кормушку.

К нему уже бежал недоумевающий и напуганный повар, сжимая в руках пакеты с лучшим пшеном, которое он только смог найти в кладовой.

Через два часа Виктор, прижавшись лбом к холодному стеклу, смотрел, как вокруг кормушки толпятся взъерошенные синички и снегири. Его тело сотрясали рыдания…

В небесной канцелярии по рублевскому направлению сегодня дежурил усталый и вечность недовольный Иоанн.

За многотысячелетнюю ангельскую службу люди ему порядком поднадо… (зачеркнуто, у ангелов не м.б.) к людям с их вывертами он попривык.

Человека Виктора по судебной линии ждала тяжёлая, неприятная развязка, которую тот, конечно, полностью заслужил.

Иоанн уже занес печатку “исполнить”, как тут – кормушка для птиц в мороз и метель.

У Иоанна была слабость, он очень любил птиц и давно мечтал дежурить по пернатым … Кормушка, сейчас…

Он видел, как яркой золотой ниточкой восстановилась судьба синички, уже почти стершаяся…

Как-то, совсем по-человечески оглянувшись по сторонам, Иоанн отложил судебное завершение Виктора еще на пару лет…

…Начальник Иоанна, готовивший по старику перевод на пернатых, усмехнулся и задержал перевод ангела еще на пару лет.

…А на земле бушевала мартовская метель и человеческие страсти.

P.S. мои дорогие, я знаю! Всё знаю…
история про пустяк, про то, что даже в самом тёмном душевном “чулане” можно откопать что-то доброе…
Ольга Ускова 

0

Автор публикации

не в сети 1 день

Cucumari

0
Комментарии: 15Публикации: 2262Регистрация: 07-10-2019

Добавить комментарий