Шкуру ее не спали, а то беда!

– Сидишь-то давно? – спросила Яга, подобрав с болотной кочки водянистую перезрелую морошку.
– Давно, – вздохнула Василиса, разглаживая расправленную по подолу тонкую лягушачью шкурку в пупырках.
– Понятно…, – забросила еще одну морошку в рот ведьма. – Что делать собираешься?
– Кащей сказал сидеть, рано или поздно придут.
– Кащей значит, сказал. Кащею можно сидеть. Он свое высидит… Он то бессмертный.

Василиса начала разглаживать шкурку быстрее.
– Чего делать собираешься? – еще раз спросила Яга.
– Ждать буду, – опустила глаза в черничник Василиса.
– Когда ж я тебя с рук-то сбуду, – проворчала Яга. – Весь черничник просидела.
Ведьма воровато обернулась на захлюпавшую Василису, та горевала, роняя слезы на сизые ягоды.

Яга сплюнула на пальцы, выдернула из мха высохшую сосновую иголку, потерла щепотью, разжевала кончик иглы, подняла щепоть повыше и разжала пальцы. Игла мягко упала в яркий глубокий мох. Яга, проводив взглядом вертикальный полет иглы, потрогала пальцем воткнувшуюся в мох иголку и разогнулась с довольной улыбкой.
– Сырость не разводи. Без тебя хватает. Посижу с тобой, пока не стемнеет.

Яга уселась на соседнюю кочку. Смеркалось. За болотом запела волчья стая.
– Бабушка, может до утра посидишь? – всполошилась Василиса.
– Какая я тебе бабушка? – зашипела Яга. – У меня детей-то отродясь не было.
– А я дочку хочу, – вздохнула Василиса, озираясь на лес.
– Рожайте девок, рожайте! Вы мне все кочки просидели со своими замужествами! Волки на болото не ходят – невесты болото истоптали. Рыдаете на все болото, волков распугали. Наплодите девок, и ну их на болото посылать за мужьями. А как ночь, так «бабушка посиди»! – встала с кочки Яга.

Василиса зарыдала еще горше.

– Не ори, – цыкнула на Василису Яга, уцепила покрасневший девичий нос черным пыльным подолом с прилипшими хвоинками. – Нос высморкай и кончай орать! Ну, как кто придет, а ты в соплях и морда красная!

На рассвете в воздухе засвистело.
– Ёоооопти! – взвыла Яга, выдергивая из подола долетевшую до кочек стрелу с красными перьями. Очередная морошка растеклась по узловатым пальцам. – Подол испортил, паскуда!
Василиса упала лицом в болотный мох и зарыдала в голос:
– Что ж мне теперь делать, бабушка? Жених за тобой идет! Сколько ж я тут сидеть буду?!

– Ёпти! – засуетилась Яга. – Накой мне такое несчастье?! Что ж я теперь делать буду?!

В лесу застрекотала сорока. Яга замерла со стрелой в руке, посмотрела на стрелу, на подол, на Василису. В небе кружил черный ворон.
– Ну, я до твоего хозяина еще болотами доберусь! – пообещала куда-то в небо Яга, воткнула стрелу в кочку и рявкнула:
– Не ори, дура! Шкуру натягивай!
– Так не налезет, бабушка! Шкурка-то махонькая!
– Тяни, говорю! И не такие тощие натягивали!

Яга обернулась на стрелу, свистнула в два пальца в сторону опушки и кинулась натягивать на Василису лягушачью шкурку.
– Бабушка, это ж нечестно! – рыдала Василиса, – Стрела то в тебя попала… Тебе замуж и выходить.
– Молчи, дура, – ощерилась Яга, дотянув лягушачью шкурку до макушки, упаковала внутрь пушистую Василисину косу, плюнула сверху и пригладила ладонями затянувшуюся на глазах пупырчатую зеленую кожу. Сорока стрекотала все ближе.

Яга выдернула из кочки стрелу и со всего маху воткнула в зеленую задницу. Лягушка завопила на все болото.

Из лесу тенями метнулись молодые волки, встали вплотную к черному подолу, вздернули губы, показывая влажные белые клыки. Между кривых низких сосен появился молодой мужчина.

– Жениться пришел?! – осклабилась Яга, старательно показывая кривые желтые зубы. Волки зарычали. – Видала, видала твою стрелу…
Мужчина неловко переминался с ноги на ногу.

– Не рад что ли, что невесту нашел? – ухмылялась Яга, высморкавшись для верности в подол на глазах жениха.
– Да я, бабушка… Ну, как бы да… Только вот….
– Только вот я тебе не подхожу, – наклонила голову Яга. Волки шагнули вперед, мужчина отступил к лесу.

Яга протянула темный палец, выпачканный в чернике в сторону лягушки, посмотрела на палец:
– В чернике перегваздалась. Задолбалась тебя ждать, думала с голоду подохну. Вон твоя невеста со стрелой в жопе.

Мужчина радостно кинулся в сторону кочки и остановился, вглядевшись в черничник:
– Да, бабушка… Как же это так, бабушка? Как же я с ней домой появлюсь?

– Короче, парень, варианта у тебя два. Либо я, либо она. Я без волков замуж не пойду.
Волки весело закружили от ведьминых ног к мужским сапогам, попробовали на зуб богатые штаны.

Мужчина вздохнул и брезгливо взял в руки лягушку.
Из лягушкиных глаз горохом посыпались слезы.
– Ну, вот и выбрал, – успокоилась Яга. – Видишь, невеста от счастья плачет.

Мужчина поднял лягушку за заднюю лапу, разглядел и бросил в котомку.
– Эй! – заорала Яга. – Ты мне невест не порть, обормот! Прокляну! Хорошие невесты на дороге не валяются! Придешь домой, окна закрой, дождись ночи. Как взойдет третья звезда, она пупырку сбросит и будет красавица-умница, пока не рассветет. Выдержишь три месяца, дальше всю жизнь мужики завидовать будут.
– Не врешь? – обрадовался мужчина.
Волки зарычали. Парень засобирался с болота.

– Спасибо за невесту, бабушка! – проорал с опушки счастливый мужик. – Я ее днем в коробочке подержу, чтоб никто не видал!
– Ставни, ставни закрывай, чтоб не увидали! И смотри, шкуру ее не спали, а то беда!

В небе снова закружил ворон.
– Ты своему хозяину скажи, что если он мне еще кого в белые ночи на болота присадит, следующую стрелу я в него воткну! Он замуж и пойдет!
(с) Светлана Комарова

0

Автор публикации

не в сети 1 день

Cucumari

0
Комментарии: 15Публикации: 2262Регистрация: 07-10-2019

Добавить комментарий