Горячо и сладко

ГОРЯЧО И СЛАДКО: ЗАЧЕМ НАМ НАША СЕКСУАЛЬНОСТЬ И ЧТО С НЕЙ ДЕЛАТЬ

Сексуальность изучена вдоль и поперек, и все равно не до конца. Сколько статей написано, фильмов снято, стихов сложено. Но я раз за разом встречаюсь в беседе с юными и зрелыми женщинами, которые не знают себя. Они прочли книги, знают слова «вульва» и «сквиртинг», но это не соединяется в них с их живой сутью.

ЗАНЯТИЕ ДЛЯ ЖИВЫХ

З. Фрейд – первый, после античных мудрецов, исследователь психики, который попытался понять человека через миф. И как только он туда заглянул, он тут же уперся в сексуальность.
Профессор Зигмунд осмелился заговорить о том, что человеком движет либидо. В узком смысле это половое влечение. А если заглянуть глубже, то либидо – это стремление к жизни.

Ребенок уже обладает способностью испытывать наслаждение от пищи, улыбок, движения, прикосновений – и таким образом переживать чувство «Я есть».
Либидо тесно связано с жизнеспособностью, витальностью.

Ученица Фрейда Сабина Шпильрейн дополнила концепцию термином «мортидо» – это стремление к саморазрушению и смерти.

Баланс этих двух сил определяет нашу жизнь.
Ни одна из них не плоха, ни одна не может быть сама по себе. Однако, довольно много людей на свете, которые ни живы, ни мертвы – они не позволяют себе наслаждения, но почему-то не покидают бренный свет.

Секс и смех – это две вещи, которые отличают живых от мертвых. Неживые не способны возбуждаться и любить, и еще они не понимают шуток.

В мифах разных народов есть истории про Несмеяну – девушку, которая настолько потеряла радость жизни, что стала не совсем живой. Решает ее судьбу и возвращает в мир живых какой-нибудь ушлый паренек, который забавляет ее шуточками «ниже пояса», чем более грубыми и приземленными, чем более плотскими будут те шутки, тем больше шансов, что Несмеяна очнется.

И как только юная царевна начинает хохотать, ее, наконец, можно брать в жены. То есть, она становится к этому пригодна, живая же.

Секс и смех всегда ходят рядом. Очень полезно серьезно подходить к отношениям, но давайте же не будем относиться к сексу серьезно. Как только у участников секса становятся умные рефлексирующие лица, он разваливается.

КТО ПОЛЮБИТ МЕНЯ БОЛЬШЕ ВСЕХ?

Твоя история с сексом куда дольше, чем любые твои отношения.
Она начинается с тех времен, когда ты в первый раз задумалась: «мальчик я или девочка»?

И вот все выяснено: ты девочка, у тебя есть соответствующий комплект органов снаружи и внутри.

Теперь тебе надо вырасти, выйти замуж за хорошего мальчика и жить с ним долго и счастливо.
Да? (на этом месте наши мамы и бабушки неистово кивают).

А если не с мальчиками (а, например, с игрушками)?
А если не замуж?
А если никого не было уже три года, тогда ты все еще остаешься девочкой, или превращаешься в чудище лесное?
А чем женщина отличается от девочки?

Иногда у меня на приеме оказываются женщины, которые получают наслаждение только с партнерами. Нет мужчины – нет секса.
Эти женщины умеют доставлять себе разрядку, но это так, для здоровья, не очень-то радует.
А истинное удовольствие должно прийти только в близости.

Близость очень важное переживание, но сексуальность рождается не в ней, а гораздо раньше.

Французы говорят: хороша в любви та женщина, которая стала прекрасной любовницей сама себе. Думаю, они правы.

Желать другого, зная и любя себя – куда более щедрый на радости путь, чем сидеть в светелке и ждать, когда придет кто-то, кто сделает тебя чуточку более живой.

Если ты умеешь и любишь наслаждаться сама (и это не только про секс), ты идешь в отношения и в близость не из нужды, а от изобилия.

И головой в наш просвещенный век женщины все понимают. Но чуть глубже, в бессознательных глубинах, хранятся вещи посильнее, чем понимание.

ПРИ ЧЕМ ТУТ МАМА?

Там стопочками, глыбами и стенами вздымаются ценные указания. Иногда это прямые слова, которые мы слышали в детстве: «Куда руки суешь? Фу, как некрасиво!»
Или «Смотри, в подоле не принеси».
Или «Ты зачем закрылась в комнате? Что ты там делаешь?»
И много-много других посланий, из которых мы выстраиваем свою женственность.
В пубертате мы часто обнаруживаем, что с появлением у нас месячных наши мамы стали куда более строги, а папы отстранились.

С родителями все непросто: они выросли в СССР, где секса не было, про сексуальность ничего никто не говорил, кроме страшных пошлостей, а сарафанное радио передавало, что от мастурбации на ладошках вырастает шерсть.

Они, наши мамы и папы, не все разобрались со своей собственной сексуальностью, а тут вдруг у них девица, как у Пушкина: «поднялась и расцвела». Порой это порождает в родителях неловкость и растерянность.

Сексуальность – большая сила, и хорошо бы уметь ею распоряжаться, направлять ее, использовать на благо себе. Но старшие, если не умеют этого сами, будут не направлять, а подавлять.
«Сделай нам, как будто у тебя секса нет», – говорят они своими словами, интонациями и молчаливыми укорами.

Тут ты и оказываешься на развилке.
С одной стороны, жизнь играет в тебе, как молодое вино. И ты всей сутью своей знаешь, что это – хорошо.
С другой стороны, как только это видят родители (бабушки, учителя, далее везде), они прямо или косвенно дают тебе понять: это недопустимо.
Хорошая девочка не дает себе воли, секса опасается, ведет себя скромно, и никого не хочет.

Либо ты цветешь и взрослеешь, осваиваясь со своей сексуальностью, но при этом тебя отвергают близкие, либо ты отказываешься от этого живого огня, и возвращаешься в статус милой девочки.

А теперь спроси себя, сколько лет тебе на самом деле, когда ты думаешь о сексе?
«Моему сердцу четырнадцать лет» – пел Гребенщиков. И это не комплимент. Если ты застряла в юной робости или в юном протесте, это отражается во всей твоей жизни, не только в постели.

Довольно часто мы, даже дорастая до зрелых лет, при мысли о собственных желаниях, падаем куда-то в собственное отрочество, сами того не замечая.
У нас меняются мимика, интонации, жесты.
Выныривает девочка-подросток, которая изо всех сил старается одновременно казаться роковой красоткой, но при этом никого из воображаемых взрослых цензоров не разозлить своей сексуальностью.
Знакомо? А теперь представь себе, сколько сил на это тратится.

Иногда я встречаю не совсем живых женщин.
Они согласились внутри себя с мамой и бабушкой, и решили отодвинуть свою чувственность в дальний уголок. От греха подальше.
От них одновременно исходит два послания.
Снаружи может быть: «Я сексуальна! Вот мои пухлые губы, мое декольте, мои коленки и каблуки».
А внутри: «Я ничего не хочу, потому что если захочу, меня отвергнут». Снаружи считываются оба послания, и к этим женщинам либо никто не приближается, либо приближаются те, кто потом будут отвергать разными способами, потому что у них свои заморочки.
Так они сбежали от внутреннего конфликта, но и от жизни тоже.

ЧТО ДЕЛАТЬ?

Можно отважиться взрослеть.
Я видела немало женщин, которые решили пройти этот путь заново. Они становились крестными феями сами себе.

И вместо курсов глубокого минета (это хорошее умение, но не самое важное) начинали исследовать сами себя.

Что мне нравится?
Какая я внутри и снаружи?
Почему я разная в разные дни?
Как это связано с моим настроением?
Что будет, если взять массажное масло?
Где мое тело отзывается на прикосновения особенно ярко?
Могу ли я кончить меньше, чем за минуту?
Могу ли я не кончать долго-долго, удерживаясь на волоске от оргазма?
Нравятся ли мне вибраторы или секс-игрушки?

На этом пути много даров. Много удивления и радости.

Когда ты научишься с азартом и любопытством исследовать саму себя и безбрежные возможности своего тела, тебе станет по-настоящему интересно про других.

И тогда темой твоего секса с другими людьми станет не «покажи мне, как я могу наслаждаться и могу ли я это вообще», а «покажи мне, как ты наслаждаешься мною, а я покажу тебе, как это делаю я с тобой».

(с) Ирина Мальцева,
из журнала Bjorn
Иллюстрация @endmion2

0

Автор публикации

не в сети 22 часа

Cucumari

0
Комментарии: 15Публикации: 2260Регистрация: 07-10-2019

Добавить комментарий